программа передач 1 канал

 

Змееборчество в скандинавской мифологии.

 

В индоевропейских мифологиях распространен сюжет борьбы Бога Грома и Мирового Змея. Причем, между ними обычно происходит два поединка, в первом из которых Громовержец терпит поражение. Посмотрим же, как эта тема решена в мифологии древних скандинавов.

...Ангрбодой "суляшая горе" звали одну великаншу из Страны великанов. От нее родилось у Локи трое детей. Первый сын - Фенрир Волк, другой - Ермунганд "великанский посох", он же Мировой Змей,а дочь - Хель… Так сказано об этом в "Прорицании Вельвы":

Сидела старуха                 

В Железном лесу                 

И породила там

Фенрира род;

из этого рода

станет один

мерзостный тролль

похитителем солнца.

... И послал богов Всеотец взять тех детей и привести к нему. И когда они пришли к нему, бросил он того Змея в глубокое море, всю зе­млю окружающее, и так вырос Змей, что посреди моря лежа, всю земле опоясал и кусает себя за хвост. А великаншу Хель Один низверг в Нифльхейм и поставил ее владеть девятью мирами, дабы она давала приют себя всем, кто к ней послан, а это люди, умершие от болезней или от старости ... Она наполовину синяя, а наполовину - цвета мяса, и ее ле­гко признать потому, что она сутулится и вид у нее свирепый.

Волка взрастили асы у себя, и лишь Тюр отваживался кормить его, И когда боги увидели, как быстро он рос со дня на день, - все же пророчества говорили, что рожден он им на погибель, - решили они изгото­вить крепчайшую цепь. И прозвали ее Ледингом и принесли к волку ... и он дал надеть ее на себя. И лишь уперся волк, сразу же лопнула цепь, и так избавился он от Лединга.

Тогда сделали асы другую цепь, вдвое крепче прежней, и назвали ее Дроми. И стали вновь упрашивать волка испытать цепь ... И когда асы сказали, что, мол, пора - рванулся волк, уперся, да как грянет цепью оземь, так и разлетелись кольца во все столоны ...

Стали тут асы опасаться, что не связать им волка и Всеотец по­слал Скирнира, гонца Фрейра под землю в страну черных альвов к неким карлам и повелел им изготовить путы, прозванные Глейпнир. Шесть сутей соединены были в них: шум кошачьих шагов, женская борода, корни гор, медвежьи жилы. рыбье дыханье и птичья слюна ... Путы были гла­дки и мягки, как шелковая лента ...   Когда асы получили эти путы, они крепко поблагодарили гонца за услугу и поплыли в озеро, что зо­вется Амсвартнир, к острову Люнгви. Они позвали с собою и солка и показали ему эту шелковую ленту и подбивали, чтобы он ее разорвал. Волк отвечает: "Если вы свяжете меня так, что мне не вырваться, то поздно мне будет ждать от вас пощады. Не по душе мне, чтобы вы на­девали на меня эти путы. И, чем обвинять меня в трусости, пусть лу­чше один из вас   вложит мне в пасть свою руку в залог того, что все будет без обмана"... Никому не хотелось лишаться руки. И лишь Тюр, наконец, протянул правую руку и вложил ее волку в пасть. И когда Волк уперся лапами, путы стали лишь крепче, и чем больше он рвался, тем сильнее они врезались в его тело, тогда все засмеялись, кроме Тюра: он ведь поплатился рукой.

 

 

Потомство Локи. (Алексей Фанталов, рисунок тушью).

 

... Отправился Эку-Toр, с козлами своими и с колесницей в путь, а с ним и ас по имени Локи. Под вечер подъезжает они к дому одного человека, и остаются там ночевать. А вечером Тор взял и залезал сво­их козлов. Потом освежевал туши и положил в котел. А когда мясо сва­лилось, сел ужинать со своими спутниками. Позвал Тор к ужину и хозя­ина с женою да детьми. Сына хозяина звали Тьяльви, а дочку - Ресквой. Потом Тор разложил перед очагом козлиные шкуры и велел хозяину и домашним его кидать кости в те шкуры. А Тьяльви, хозяйский сын взял бедренную кость козла и, насадив на нож, расколол и выковырял мозг.

Toр заночевал там, а спозаранку встал, оделся и, подняв молот свой, Мьелльнир /"молния"/. Посвятил им шкуры. Встали козлы, но один хромал ни заднюю ногу ... Нужды нет долго сказывать, всякий предста­вит, как напугался хозяин, увидев, что Тор нахмурил брови ... Когда Тор увидел их страх, гнев его поулегся и, смягчившись, он пошел на мировую, взяв себе тех детей, Тьяльви и Рескву. Они обязались нес­ти ему службу и с той поры следуют за ним неотлучно.

Оставив там козлов, Тор держал путь на восток, в Страну Вели­канов ... а с ним Локи, Тьяльви и Ресква, или они так   недолго и вот видят перед собой большой лес ...

Когда совсем стемнело, они стали искать себе пристанища на ночь и набрели на какой-то дом, очень просторный. С одной стороны был вход шириною во весь дом. Там они заночевали. И вот, последи ночи, случи­лось сильное землетрясение, заходила вся земля под ними ходуном, а дом так и затрясся  ...  А с приходом дня вышел Тор и видит: лежит человек в лесу неподалеку и росту немалого. Он спал и громко храпел. Тут Тор уразумел, что это грохотало ночью. Опоясывается он Поясом Си­лы, и прибыло у него силы божественной. И тут же проснулся человек... И как сказывают, впервые Топу не хватило духу удалить молотом, и он спросил того об имени. Тот назвался Скрюмиром /"хвастун"/ ... Потянулся рукою Скрюмир и поднял рукавицу, и Тор видит, что ее-то он и принял ночью за дом ...

... А Скрюмир сел, провел лукою по виску и сказал: "... Ладно, пола вставать и одеваться. Недалеко вам осталось до города, что зове­тся Утгард /"внешнее огороженное пространство"/  ... Примите теперь мой добрый совет: не слишком там заноситесь. Люди Утгарда-Локи не no-тел пят насмешек от какой-то мелюзги ...    Мне же путь лежит на север, к горам, что там виднеются.

 

Тор пустился снова в дорогу, а с ним и его сотоварищи, и так шли они до полудня. ... Тут увидали они большие палаты, и направились к ним. Они зашли внутрь и увидали на скамьях по обеим столонам множество народу, и большинство посту не маленького. Они сразу же идут к конунгу Утгарда-Локи и его приветствуют. А тот не сразу и вз­глянул на них и сказал с ухмылкою: "Того, кто так далеко забрел, нече­го спрашивать о новостях. Или ошибся я, приняв этого коротышку за Эку Тора? Верно, ты все ж таки будешь поважнее, чем мне представляешься. Ну, в каком же искусстве беретесь вы себя показать? ...

И говорит тот, кто стоял позади всех, а был то Локи: "Есть у меня искусство, которое я берусь показать: никто здесь не съест сво­ей доли скорее меня. "Тогда отвечает Утгарда-Локи: ... Надо испробовать это искусство. "И он подозвал одного человека по имени Логэ, сидевшего всех ниже и велел ему выйти вперед и поменяться с Локи силой. Тут принесли корыто и, наполнив его мясом, поставили ни пол. Локи уселся с одного конца, а Логэ - с другого, и принялись они есть, кто скорее, и встретились посреди копыта, доки обглодал дочиста все кости, а Логэ съел мясо, да вместе с костями, а с ним и корыто. И всякому стало ясно, что Локи и тут проиграл.

... Тьяльви и говорит, что он готов бежать взапуски   со вся­ким, на кого укажет Утгарда-Локи ... И вот Утгарда-Локи подзывает к себе некоего парнишку - звали его Хуги - и велит бежать с Тьяльви вперегонки ...    Начинает они бег. Хуги уже добежал до конца до-ложки и повернул назад, а Тьяльви не пробегал и половины.  И все говорят, что игра окончена.

Тогда Утгарда-Локи спрашивает Тора, что за искусство он им покажет, ведь столько рассказывают о его подвигах. И Топ сказал, что всего охотнее он бы померялся с кем-нибудь в питье. Утгарда-Локи... велит подать штрафной рог, из которого обычно пьют все свежие люди ... Тор глядит на рог и находит, что он невелик, хоть и длинен изрядно. А жажда у него немалая. И принимается он пить. Когда же перехватило у него дыхание, и он отвалился от лога и смотрит, как идет дело, видит он, что воды против прежнего почти не убавилось... Тор ... приставляет рог ко рту, думая, что уж теперь-то он выпь­ет побольше, тянет воду, сколько хватает дыхания, но видит, что конец рога все не подымается, как бы ему хотелось ...

В "Деяниях датчан Саксона Грамматика" Утгардилокус - это Локи, изгнанный из Асгарда в Утгард. Видимо, это более древняя форма мифа.

 

... Тут разъярился Тор и, приставив рог ко рту, собирает силы и делает предлинный глоток. А, заглянув в рог, видит: и впрямь заметна кое-какая разница, но он бросил рог и не пожелал больше пить.

Тогда Утгарда-Локи сказал: "Теперь ясно, что мощь твоя не столь велика, как мы думали. Не хочешь ли испытать себя в других играх? ... Молодые парнишки забавляются здесь тем, что покажется делом пустяч­ным: они поднимает с земли мою кошку. И в тот же миг выскочила на пол серая кошка, и не маленькая. Тот, подошел к ней и, подхватив посреди брюха, стал поднимать ... И когда он поднял ее так высоко, как только мог, она отозвала от земли одну лапу. И больше у Тора так ничего и не вышло.

Тогда Утгарда-Локи промолвил: "Игра обернулась, как я и ждал кошка ведь большая, а Тор совсем мал ростом против великанов, что у нас обитают!" Тогда сказал Тор: "Хоть я, по вашим словам и мал, но пусть кто только попробует подойти и со мною схватиться. Я теперь крепко рассержен!"...

И тут же в палату вошла старуха.  Тогда приказал ей Утгарда-Локи схватиться с Тором. Сказано - сделано. И началась борьба, да такая, что чем больше силился Тор повалить старуху, тем крепче она стояла... Жестокою была схватка, да недолгою: упал Тор на одно колено ... А время близилось к ночи. Утгарда-Локи указал места Тору и его сотоварищам, и провели они ночь в полном довольстве.

А наутро, лишь рассвело, Тор и спутники его встают, одеваются и готовы в обратный путь ... Утгарда-Локи их провожает и выходит вместе с ними за городские стены ...   тогда промолвил Утгарда-Локи: "Теперь, когда ты ушел из города, надо сказать тебе всю правду: пока я жив и властен решать, не бывать тебе в нем снова ... Обманул я твои глаза ... когда вы состязались с моими слугами. Первым состязался Локи. Он сильно проголодался и ел быстро, но тот, кого звали Логи, был огонь, и сжег он не только мясо, но и корыто. Когда же Тьяльви бежал взапуски с тем, кого называли Хуги, так Хуги - это моя мысль, и нельзя было ждать от Тьяльви, чтобы он поспорил с ней в скорости.

Когда ты пил из рога... чудо тогда свершилось, которое я никогда не счел бы возможным: ведь другой конец того рога был в море, а ты и не заметил. Выйди к морю, ты теперь увидишь, сколько ты выпил в нем воды. Теперь это зовется отливом.

 

И еще он промолвил: "Мне показалось достойным не меньшего удивления и то, что поднял ты кошку ... ведь то была не кошка, как тебе мерещилось, а Мировой Змей, всю земле обвивающий»... Великое чудо удалось тебе и тогда» когда ты так долго сопротивлялся, сражаясь о Элли, старостью, и упал только на одно колено ...

Лишь услышал Тор эти печи, схватился он за свой молот и вы­соко занес его. Но только хотел удалить - исчез Утгарда-Локи. Идет он тогда назад к городу и замышляет сокрушить его. Но видит одно лишь поле, широкое и красивое, а города и нет...

 

... Решил Тор тогда устроить, чтобы снова им встретиться с Мировым Змеем ... Прошел он весь Мидгард в обличье юноши и добрался од­нажды вечером до дома некоего великана. Звался тот Хюмиром. Тор оста­новился там на ночь. С рассветом Хюмир поднялся, оделся и снарядился в море на рыбную ловлю. A Тор вскочил, и стал просить Хюмира, чтобы тот взял его с собою в море... Хюмир же велел ему самому раздобыть себе приманку, тогда возвратился Тор туда, где при­метил он стадо коров, принадлежавших Хюмиру. Выбрал он самого боль­шого быка, по прозванию Вспоровший Небеса отрубил ему голову и по­шел с ней к молю. А Хюмир уже столкнул лодку в море. Тор сел в лодку и, устроившись на корме, взялся за весла и стал грести. Хюмир увидел, что гребет он хорошо ... А Тор говорит, что хочет отгрести много дальше. Тогда Хюмир сказал, что дальше рыбачить опасно из-за Мирового Змея.

А когда Тор положил весла, достал он крепкую лесу, да и крючок не уступал ей величиной и крепостью. Потом насадил Тор на тот крючок бычью голову и закинул его за борт…

Мировой Змей заглотнул бычью голову, а крюк впился ему в небо, и когда Змей почувствовал это, он рванулся так яростно, что ку­лаки Тора удалились о борт. Разгневался тогда Тор, и возросла в нем сила аса. Он уперся, да так, что пробил ногами дно лодки и стал на морское дно, а Змея подтащил к самому борту ...

Сказывают, что великан Хюмир весь переменился в лице, побледнел и испугался, как увидел он Змея и перекатывающиеся через лодку волны. И в то мгновение, как Тор схватил свой молот и занес его в воздух, нащупал он нож и перерезал на борту лесу Тора, так что Змей погрузился в море ... Тор, размахнувшись, ударил Хюмира по уху кула­чищем так, что тот свалился за борт, только пятки мелькнули. Тор же вброд добрался до берега.

 

 

Рыбная ловля Тора. (Алексей Фанталов, акварель).

 

 

Алексей Фанталов.

 

Культурный герой и Великая богиня. Современный аспект.

Меню